91 весна солдата Алпатова

91 весна солдата Алпатова

Алпатов

 

 

Николаю Алпатову не было 18 лет, когда Старооскольский военкомат призвал его в ряды Красной армии. Среди других новобранцев его направили в город Бобров Воронежской области. Днём призывников учили военному делу, а с наступлением темноты, когда у вражеских самолётов не было возможности обнаружить их сверху, грузили в вагоны снаряды для фронта. 

Родился Николай Антонович в небольшой деревеньке Белгородской области, тогда область именовалась Курской. Было в их семье четыре сестры и трое братьев. Закончил восьмилетку, начал работать, строил планы на будущее, но всё перечеркнула война. 
В феврале 1942 года Николая и ещё человек двадцать направили на фронт, на передовую, на печально знаменитую Курскую дугу, в 40-ю армию, в 10-й стрелковый полк.
– Встретили нас хорошо, – с улыбкой вспоминает старый солдат. – Командир орудия стал обучать меня навыкам наводчика. 
Не прошло и месяца, как Николай был ранен. Только благодаря тёплым носкам и валенкам не замёрз тогда, и через месяц, после госпиталя, вернулся назад в своё подразделение. 
Был у Николая и свой звёздный час. 21 июня по рации передали с наблюдательного пункта, чтобы готовили орудие к бою. Дали ориентировку, куда бить. Выпустил Николай один снаряд, второй, а потом несколько беглых. Услышав «отбой!», только спрятался в траншею, как начали бомбить немцы. 
На следующий день выстроили батарею, и замполит объявил молодому бойцу благодарность за отличную стрельбу, пообещал ходатайствовать о присуждении ему награды. Оказывается, благодаря его снарядам был разбит мост, по которому вражеские войска перевозили своё оборудование.  
– Николай Антонович, а что было самым страшным на войне?
– Война сама по себе вещь страшная. В 1942 году три армии оказались в окружении, среди них был и наш полк. Когда попали к немцам, нас погнали через нашу деревню. А я там знал каждый закоулок, вот и удалось мне сбежать. Семь месяцев прожил в оккупации. А потом был зачислен в 169 запасной артиллерийский полк курсантом 4 батареи. В этом полку и встретил Победу. 
– А где вы познакомились со своей супругой?
– У себя в деревне, после войны. Влюбился в неё с первого взгляда. А она была такая яркая, живая, красивая, с косой. Я ей и стихи посвящал.
– А я его побаивалась, – рассказывает супруга Николая Антоновича Татьяна Ильинична, – мне было 20, а он старше меня на 9 лет. Вижу по глазам, что намеревается проводить меня после вечеринки, и сбежала вместе с подружкой. Не знаю, что было бы дальше, если бы мама не сказала, мол, приглядись к Николаю, парень хороший, положительный. Пригляделась, поженились, вот и живём вместе более 60 лет.
– А как получилось, что решили приехать в Жезказган?
– Похоронил я своих родителей, потом умерла мама Татьяны. Приехал на похороны её старший брат, увидел, что в деревне нет особых перспектив, и позвал в Жезказган. Продали дом, корову. У нас уже на тот момент были две дочурки – Людмила и Надежда. А здесь уже родились сын Александр и младшая дочь Вера. Сейчас у нас 8 внуков, 7 правнуков и 1 праправнук Егор. 
– А как вас встретил Жезказган?
– Города, каким его видим сейчас, тогда не было, степь кругом, – рассказывает Татьяна Ильинична. – Жили мы вначале у моего брата. Потом купили вот этот дом. Я первое время работала кочегаром. Потом устроилась на трикотажную фабрику, где и проработала 21 год. Оттуда и на пенсию ушла. Плакала, когда фабрика, кормилица наша, закрылась. 
– А я вначале полтора года работал на хлебозаводе, потом друзья посоветовали перевестись на Жезказганскую обогатительную фабрику, – говорит Николай Антонович. – Устроился дежурным слесарем КД-1, где и отработал 25 лет.
Многое было в жизни Николая Антоновича – война, звёздный час, плен, побег, жизнь в оккупации, жизнь после войны. Из этого запутанного клубка он вышел победителем, видимо, родился под счастливой звездой.
Алма  ДЖУМАНБАЕВА.
Фото  Полины  КУЗНЕЦОВОЙ.